32 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основания для отвода эксперта в гражданском процессе

Заявление об отводе специалиста, эксперта

Участники дела вправе представить заявление об отводе специалиста, эксперта. Ведь мнение таких лиц способно оказать существенное влияние на оценку доказательств.

Специалист или эксперт приглашаются в суд для получения профессиональных комментариев относительно каких-либо доказательств по гражданскому делу. Они не являются лицами, участвующими в деле, но являются участниками процесса. У них должен отсутствовать интерес в разрешении гражданского спора между истцом и ответчиком, при этом должна отсутствовать и иная зависимость от участников процесса. Указанные обстоятельства и предопределяют круг оснований, при наличии которых свидетель и эксперт подлежат отводу.

Заявление об отводе специалиста

Заявление об отводе эксперта

Пример заявления об отводе специалиста, эксперта

Заявление об отводе эксперта

В производстве Коношского районного суда Архангельской области находится заявление о признании недееспособной гражданки РФ Лимоновой Кристины Викторовны, поданное ее племянницей, проживающей совместно с указанным лицом, Щуриной Миланой Сергеевной.

По делу № 2-7324/2022 в соответствии с определением суда назначена и проведена судебно-психиатрическая экспертиза. К участию в деле привлечен специалист – главный врач Коношской районной психиатрической больницы – Свердлов Виктор Михайлович.

Указанный специалист подлежит отводу в связи с тем, что Щурина Милана Сергеевна являлась научным руководителем Свердлова В.М. при его обучении, кроме того, на протяжении 15 лет была его непосредственным начальником в районной поликлинике.

Прокурор усматривает, что поскольку специалист имел профессиональную зависимость от заявителя по делу, имеет устойчивые взаимоотношения с ним, может иметь место нарушение принципа независимости, объективности и беспристрастности при даче им своего заключения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 16, 18, 45 ГПК РФ,

  1. Принять отвод специалиста Свердлова Виктора Михайловича.

Бедарев М.Н. 16.11.2022 г.

Как подготовить заявление об отводе специалиста, эксперта

Для замены лиц, которые заявлены в процессе в качестве специалистов или эксперта, необходимо руководствоваться общими основаниями для отвода или специальным основанием.

Общие: родство с любым из лиц, участвующих в деле, участие в деле в ином процессуальном качестве, заинтересованность в результатах дела.

Специальное основание – если специалист или эксперт ранее состояли или сейчас состоят в профессиональной (трудовой) зависимости от лица, участвующего в деле, или кого-либо из представителей (заявление о самоотводе).

Права и обязанности лиц, участвующих в деле, позволяют выступить с ходатайством об отводе любым из них. Заявление можно сделать устно, что должно быть отражено в протоколе судебного заседания, можно в письменной форме.

Отвод любого лица заявляется до начала разбирательства по гражданскому делу, но если обстоятельства, служащие основанием, стали известны позднее – до вынесения решения суда по гражданскому делу.

Заявление об отводе специалиста, эксперта должно быть мотивировано. Если указанные участники не устраивают Вас по профессиональным качествам, можно заявить ходатайство о вызове другого специалиста.

Рассмотрение заявления об отводе эксперта, специалиста

Суд удовлетворит мотивированное и подтвержденное доказательствами заявление об отводе специалиста, эксперта. Рассматривается документ в судебном заседании, выслушивая мнение участников процесса и самого специалиста (эксперта).

Отказ в отводе обжалованию не подлежит, но несогласие с этим можно отразить в апелляционной жалобе на решение суда.

Положительное разрешение заявления об отводе специалиста, эксперта означает принятие мер по приглашению других таких участников или решение об отказе от их участия.

Статья 18 ГПК РФ Основания отвода эксперта и специалиста

Статья 18 ГПК РФ. Основания для отвода прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика

1. Основания для отвода судьи, указанные в статье 16 настоящего Кодекса, распространяются также на прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика.

Эксперт или специалист, кроме того, не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

2. Участие прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика в предыдущем рассмотрении данного дела в качестве соответственно прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика не является основанием для их отвода.

Комментарий к статье 18 ГПК РФ (под ред. П.В. Крашенинникова)

1. Нормы комментируемой статьи направлены на обеспечение беспристрастности прокурора, эксперта, специалиста, переводчика и секретаря судебного заседания. Несмотря на то что они непосредственно не определяют права и обязанности лиц, участвующих в деле, их действия могут отразиться на этом определении прямо или косвенно. Так, эксперт может дать неправильное заключение, которое будет положено в основу вынесенного решения. Секретарь судебного заседания может неправильно или неполно составить протокол судебного заседания, который кассационная инстанция будет рассматривать наряду с обжалуемым решением и другими материалами дела.
В случае отвода лиц, указанных в ст. 16 ГПК РФ, они не могут в дальнейшем участвовать в рассмотрении дела.

2. Перечисленные в комментируемой статье лица вправе участвовать в рассмотрении того же дела в том же процессуальном положении. Так, секретарь судебного заседания не может в дальнейшем при рассмотрении данного дела участвовать в качестве переводчика, специалиста, эксперта, прокурора, судьи, но может участвовать в качестве секретаря судебного заседания.

Законодательством не предусмотрены ограничения для судьи на участие в последующем рассмотрении дела в качестве прокурора, эксперта, специалиста, переводчика, секретаря судебного заседания. Участие указанных лиц в процедуре медиации не является основанием для отвода.

Комментарий к статье 18 ГПК РФ (под ред. М.А. Викут)

1. Положения ст. 18 ГПК носят отсылочный характер к ст. 16 ГПК, устанавливающей основания для отвода судьи, и распространяют эти основания на прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика.

Прокурор от имени Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением действующих на ее территории законов (ст. 1 ФЗ от 17.01.1992 N 2202-1 “О прокуратуре Российской Федерации” (в ред. от 30.12.2012)). Принимая участие в рассмотрении дел судами, прокурор обладает только государственно-правовой заинтересованностью. Следовательно, прокурор не может лично, прямо или косвенно быть заинтересован в исходе дела, иметь родственные или свойственные отношения с лицами, участвующими в деле, или их представителями, а также иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности.

Секретарь судебного заседания ведет протокол, который должен верно, ясно и последовательно отражать изложение всех действий, совершаемых в ходе судебного разбирательства. Правильное составление и оформление протокола имеет важное значение для суда, рассматривающего дело, и для вышестоящих инстанций, проверяющих законность и обоснованность вынесенного решения по делу. Поэтому, чтобы гарантировать незаинтересованность и беспристрастность секретаря судебного заседания в исходе дела, допускается его отвод по основаниям, предусмотренным в ст. 16 ГПК.

Эксперт или специалист обладают специальными знаниями, необходимыми при рассмотрении дела, и относятся к группе лиц, содействующих осуществлению правосудия. Учитывая специфическую роль эксперта или специалиста в суде, законодатель помимо оснований для отвода, установленных в ст. 16 ГПК, в абз. 2 ч. 1 ст. 18 ГПК предусматривает и дополнительные основания для отвода. Если эксперт или специалист находился или находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей, то он не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу.

Эксперт, заинтересованный в исходе дела и дающий заведомо ложное заключение, подлежит уголовной ответственности, предусмотренной ст. 308 УК, о чем председательствующий предупреждает эксперта и приобщает его подписку об этом к протоколу судебного заседания согласно ст. 171 ГПК. Специалист, в отличие от эксперта, не предупреждается об уголовной ответственности, так как в уголовном законодательстве отсутствует норма о возможности привлечения к уголовной ответственности специалиста, например, за дачу заведомо неправильной консультации, содержащей вымышленные сведения ввиду его личной заинтересованности в исходе дела.

Читать еще:  Как получить решение суда через госуслуги

В соответствии со ст. 9 ГПК лица, участвующие в деле и не владеющие языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, имеют право пользоваться услугами переводчика. Переводчик выполняет в судопроизводстве только техническую обязанность, реализуя действие принципа государственного (национального) языка судопроизводства, помогая суду и участникам процесса понять друг друга. Объективность, незаинтересованность, беспристрастность переводчика, его профессиональные качества влияют на полноту использования участниками судопроизводства своих прав и на исследование доказательств по делу, а также на совершение разнообразных процессуальных действий в ходе рассмотрения дела.

Следовательно, переводчик, который каким-либо образом заинтересован в разрешении спора или небеспристрастен по иным причинам, может исказить перевод в интересах одной стороны и во вред интересам другой, подлежит отводу. Переводчик, осуществляющий заведомо неправильный перевод, подлежит уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК, о чем председательствующий предупреждает переводчика и приобщает его подписку об этом к протоколу судебного заседания согласно ч. 4 ст. 162 ГПК.

2. В соответствии с ч. 2 ст. 18 ГПК прокурор, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик вправе повторно участвовать в рассмотрении дела, но только в том же процессуальном положении.

Анализируя положения ст. 16 и 18 ГПК, можно прийти к выводу, что на прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика действие ч. 2 ст. 16 ГПК не распространяется. Существование родственных или свойственных отношений между, например, прокурором и специалистом, экспертом и секретарем судебного заседания или переводчиком не может служить основанием для отвода одного из них. Родственные или свойственные связи являются основанием для отвода указанных лиц, если они могут в конкретной ситуации породить сомнения относительно их беспристрастности и незаинтересованности в исходе дела (п. 3 ст. 16 ГПК).

Законодатель не предусматривает возможность отвода уполномоченных государственных органов, органов местного самоуправления, участвующих в деле для дачи заключения по делу (ст. 47 ГПК). Однако сущность, содержание участия в целях защиты прав, свобод и законных интересов других лиц, их права и обязанности, выполняемая функция по оказанию помощи суду в правильном разрешении дела позволяют прийти к выводу о необходимости отвода этих участников судопроизводства в случае, если они лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в их объективности и беспристрастности.

Поэтому возможно было бы включить представителей государственных органов, органов местного самоуправления, дающих заключение по делу в порядке ст. 47 ГПК, в круг субъектов, на которых распространяются основания для отвода, закрепленные в ст. 18 ГПК.

Как сделать отвод судебному эксперту: чек-лист для проверки

Низкое качество судебной экспертизы

В судах часто приходится сталкиваться с низким качеством судебных экспертиз. Непрофессионализм или недобросовестность судебных экспертов приводят к искажению результатов судебной экспертизы, введению в заблуждение участников процесса и вынесению неправосудного судебного решения. В результате это приводит к нарушению прав и законных интересов одного или нескольких лиц, участвующих в деле, а иногда – к жёстким несправедливым приговорам по уголовным делам. Аналогичная ситуация имеет место с экспертизой, выполняемой экспертами по ст. 95 Налогового кодекса.

Основной проблемой выступает оценка квалификации как готовности эксперта к практической экспертной деятельности в сугубо практической и правовой интерпретации – кого следует назначать следователю, судье и иному уполномоченному субъекту в качестве эксперта по конкретному делу.

Выбор судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации регулируется процессуальным законодательством РФ и законодательством о судебной экспертной деятельности.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 79 ГПК РФ производство экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам, обладающим специальными знаниями, необходимыми для ответа на поставленные вопросы.

Экспертиза может проводиться конкретным экспертом или экспертами как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации.

Ранее (по состоянию на 2020 год) проведение большинства экспертиз судами поручалось государственным судебно-экспертным учреждениям (72,7%), негосударственным организациям, отдельным экспертам, обладающим специальными знаниями, проведение экспертиз поручалось в 25,8% – из числа дел, изученных по запросу Верховного суда [1].

В настоящее время, согласно статистическим данным о деятельности судов общей юрисдикции за 2013–2018 годы, ежегодно более 180 000 постановлений о назначении экспертизы – 64% всех вынесенных соответствующих постановлений – направляются негосударственным судебно-экспертным учреждениям. Сомнения в правильности и обоснованности полученных экспертных заключений являются основанием для назначения повторных экспертиз. По данным Минюста России, в прошлом году экспертные учреждения министерства провели 585 таких повторных экспертиз [2].

Проблема выбора экспертов

Изучение обобщений, проведённых на уровне ВС субъектов РФ, показывает, что обзор [3] сохраняет актуальность и в настоящий момент. Одной из ошибок, указанных в данном обзоре, является ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта.

При этом однозначных, равных для понимания всех субъектов критериев выбора экспертов (организации, учреждения) в судебной практике не существует, выбор экспертного учреждения или эксперта находится в компетенции суда.

Союз судебных экспертов «Экспертный Совет» и Ассоциация «СРОО «Экспертный Совет» разработали методические разъяснения по выбору судебных экспертов (организаций, учреждений) [4], в которых приведены основные критерии выбора и основания для отвода эксперта, экспертной организации.

В разъяснениях указывается, что при выборе кандидатуры судебного эксперта (организации, учреждения) в качестве определяющего фактора следует рассматривать такие критерии качества, как квалификация, компетенция, опыт проведения аналогичных экспертиз и профессиональное признание.

Опыт работ для организаций складывается из опыта проведения аналогичных внесудебных исследований/экспертиз, опыта судебной экспертизы. Опыт является основой для профессиональной компетенции. Под опытом проведения аналогичных исследований/экспертиз следует понимать опыт выполнения работ, оказания услуг сопоставимого (схожего) с проводимой экспертизой характера. Например, при проведении судебной экспертизы по установлению стоимости акций или долей предприятий должен учитываться опыт по оценке бизнеса, в том числе в рассматриваемой отрасли [5].

Профессиональное признание характеризуется местами в профессиональных рейтингах и профессиональными аккредитациями.

Заинтересованность и зависимость эксперта и организации

Одним из оснований для отвода является заинтересованность и зависимость эксперта или экспертной организации.

Читать еще:  Как вернуть госпошлину уплаченную в суд

Далее рассмотрим примеры судебной практики, где были выявлены такие случаи.

  • факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле [6];
  • эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего [7].

Взаимосвязь между экспертом и стороной по делу:

  • руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которой были основаны возражения ответчика [8];
  • эксперт с 4 марта 2005 года по 7 мая 2008 года работал в ФИПС, подведомственном Роспатенту, в должности государственного патентного эксперта, то есть ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле [9];
  • один из представителей стороны по делу являлся одновременно представителем экспертного учреждения, которому было поручено проведение экспертизы. Назначенный судом эксперт входит в органы управления экспертного учреждения – является исполнительным директором общества, то есть в силу служебного положения также выступает его представителем [10].

Аффилированность между стороной и экспертной организацией:

  • ходатайство об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ удовлетворено, так как истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты (хотя членство прекратилось за два года до рассмотрения дела) [11];
  • компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришёл к выводу, что «предложенное обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний , которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу» [12];
  • по сведениям, внесённым в ЕГРЮЛ, Минмособлимущество (третье лицо по делу) является учредителем ГУП МО «МОБТИ» (экспертная организация), что свидетельствует о наличии предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ (находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя) оснований для отвода [13].

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица:

  • специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта [14];
  • основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее [15];
  • в основу иска были положены результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением, при этом эксперты центрального офиса учреждения были связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск [16].

Отвод экспертного учреждения или экспертной организации

В практике редко, но встречаются случаи, когда суды рассматривают ходатайства об отводе именно экспертной организации или же указывают на необходимость заявления отвода экспертной организации [17]. Более того, государственному экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения [18]. Следовательно, при наличии такого основания необходимо заявить об отводе именно государственного судебного учреждения, которому поручено или может быть поручено проведение судебной экспертизы.

Например, суд в деле, стороной которого являлся территориальный таможенный орган, удовлетворил ходатайство об отводе экспертного учреждения, которое непосредственно входит в структуру таможенных органов, то есть имеются основания полагать, что эксперты такого учреждения не будут беспристрастными при выполнении экспертного исследования [19].

Цена и сроки – это вовсе не основные критерии

Цена проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора судебного эксперта, экспертной организации или учреждения, что подтверждается судебной практикой [20]. Размер вознаграждения не является определяющим фактором при выборе судом кандидатуры эксперта: размер вознаграждения эксперту может учитываться при назначении экспертизы судом, но самая низкая стоимость вознаграждения не является необходимым условием для выбора экспертного учреждения (эксперта)» [21]. Срок проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора экспертной организации [22].

Чек-лист по проверке судебного эксперта

Для удобства анализа можно использовать специальный чек-лист, куда могут быть сведены ключевые факты и выводы при анализе экспертной организации / эксперта.

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТВОДА ЭКСПЕРТА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

магистрант ФГБОУ ВО «Вятский государственный университет» (ВятГУ)

BASES FOR THE EXPERT’S DIVISION IN THE PROCESS OF THE CIVIL AND ARBITRATION PROCESS

Elena Cholak

magistracy FGBOU VO «Vyatsky state University» (Vyatka State University)

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются основания для отвода судебного эксперта по гражданским и арбитражным делам, а также отличие оснований для отвода эксперта в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

ABSTRACT

This article examines the grounds for the challenge of a forensic expert in civil and arbitration cases, as well as the difference in grounds for the expert’s challenge in civil and arbitration proceedings.

Ключевые слова: судебная экспертиза; эксперт; отвод эксперту; гражданский процесс; арбитражный процесс.

Keywords: judicial examination; expert; call for an expert; civil process; arbitration process.

В настоящее время при назначении судебной экспертизы по гражданским и арбитражным делам нередко встает вопрос об отводе эксперта.

Судебный эксперт- это лицо, обладающее специальными позна­ниями и назначенное судом в порядке, установленном процес­суальным законодательством (ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее- ГПК РФ) [2], ст. 55 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее- АПК РФ) [1] для производства судебной экспертизы и дачи заключений. В качестве эксперта может быть любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями.

При назначении экспертизы по гражданским и арбитражным делам, лица, участвующие в деле, имеют право не только определять круг вопросов, предлагать кандидатуры экспертов или организаций для проведения судебной экспертизы, но и заявлять им отводы и т. п.

Согласно ст. 18 ФЗ «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в РФ» [6] эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы и в том случае, если она ему поручена, то он обязан немедленно прекратить её производство при наличии оснований, которые предусмотрены в процессуальном законодательстве Российской Федерации.

Основания для отвода эксперта можно условно можно разделить на несколько групп:

  1. Некомпетентность эксперта;
  2. Обстоятельства, при которых у эксперта имеется личная, прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела;
  3. Если эксперт ранее участвовал при рассмотрении данного дела;
  4. Если эксперт находился или находится в служебной зависимости от участников процесса.

Компетентность эксперта это практическая способность, которая подразумевает наличие у эксперта специальных знаний в различных областях науки, технике, искусстве и прочее, приемов и методов, которые необходимы для решения экспертных задач. Компетентность экспертов зависит от его образования, обеспечивается отлаженной системой подготовки, переподготовки и опыта практической работы. Уровень профессиональной подготовки экспертов контролируется каждые пять лет экспертно-квалификационными комиссиями, подтверждающими право самостоятельного производства экспертизы данным лицом.

Читать еще:  Оскорбительное приставание к гражданам

Прямая или личная заинтересованность предполагает, что у эксперта есть материальная, моральная или иная выгода. Косвенная заинтересованность проявляется в том, что в результатах судебной экспертизы заинтересованы родственники, друзья, коллеги эксперта, либо лица, которые находятся с этим экспертом в неприязненных отношениях. Например, если эксперт является стороной по делу, свидетелем, родственником потерпевшего или обвиняемого либо законным представителем последнего, то он должен быть отведен от проведения судебной экспертизы.

Полежит отводу судебный эксперт и в том случае, если он принимал участие в рассматриваемом деле в качестве законного пред­ставителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, истца или ответчика, переводчика, специалиста, секретаря судебного заседания и пр. Но стоит отметить, что предыдущее участие в деле судебного эксперта в этом же качестве- эксперта, не является основанием для его отвода или самоотвода.

Но в арбитражном процессе основания для отвода эксперта несколько отличаются от оснований для отвода по гражданским делам. Так, в ст. 23 АПК РФ основанием для отвода эксперта, кроме тех оснований для отвода эксперта, которые предусмотрены гражданским процессуальным законодательством, может быть проведение им ревизии или проверки, материалы которых используются при рассмотрении данного дела или стали поводом для обращения в арбитражный суд [1].

В качестве примера из судебной практики проанализируем Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.02.2018 № Ф06-21142/2017 по делу № А55-5693/2016, в соответствии с которым признаны обоснованными доводы заявителя кассационной жалобы о том, что, поскольку в рамках вышеуказанного дела экспертной оценке подвергалась та же отчетность Общества и за тот же период, ни экспертная организация, ни эксперт, не могут быть признаны объективными и беспристрастными при проведении экспертизы по тем же документам в рамках дела, так как они связаны своей прежней оценкой относительно показателей отчетности Общества за тот же период в рамках ранее проведенного экспертного исследования по договору с лицом, являющимся истцом по делу.

При исследовании представленных в материалы дела доказательств суд округа, установил, что экспертная организация и его директор Д., которым судом первой инстанции было поручено проведение экспертизы по указанному делу, ранее привлекались одним из истцов к оценке бухгалтерских документов Общества по договору, заключенному между Я. и экспертной организацией.

Экспертной организации передавались документы, на основании которых экспертная организация уже высказали свое мнение, сделали соответствующие выводы, приобщенные впоследствии в материалы дела.

При этом эксперт, на основании договора с Я. утвердивший результаты оценки отчетности Общества, дал соответствующую оценку доказательствам, положенным в основание удовлетворения требований в рамках дела еще до предъявления иска в суд.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами суд округа признал выводы первой и апелляционной инстанций ненадлежащими доказа­тельствами и отменил судебные акты в связи с допущенными нарушениями норм процессуального права и не соответствием выводов судов обстоятельствам дела [4].

Следующий пример из судебной практики. В Арбитражный суд города Севастополя с заявлением об отводе эксперта и экспертной организации обратился истец. Ранее по делу назначена была судебная автотехническая экспертиза, проведение которой поручено эксперту государственного экспертного учреждения. В обоснование своих требо­ваний истец указал на давние неприязненные отношения, сложившиеся между экспертом-техником Б., проводившим независимую внесудебную техническую экспертизу и выдавшего заключение, представленное в материалы дела, и эксперта М., которому определением суда поручено проведение экспертизы, в связи с указанными обстоятельствами у истца имеется существенное основание сомневаться в объективности проведения экспертизы государственным экспертом и его выводах.

Оценив доводы заявления об отводе эксперта, принимая во внимание отсутствие в материалах дела достоверных доказательств, свидетельствующих о заинтересованности судебного эксперта государ­ственного экспертного учреждения М. в проведении экспертизы и исходе дела, а также о наличии иных обстоятельств, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности эксперта, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных оснований для удовлетворения заявления об отводе эксперта.

Вместе с тем, с целью исключить возможность возникновения сомнений в беспристрастности судебного эксперта М., и наличие в государственном экспертном учреждении иных экспертов, суд посчитал необходимым поручить проведение экспертизы тому же государ­ственному экспертному учреждению, обязав руководителя экспертного учреждения поручить проведение экспертизы судебному эксперту З. или судебному эксперту Д [3].

Далее, постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 декабря 2020 г. № Ф07-12767/17 по делу № А56-23735/2016 суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции на основании того, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчик заявлял отвод экспертной организации, мотивировав его тем, что одним из предста­вителей предпринимателя (истца) на основании доверенности является Д., который знакомился с материалами указанного дела в качестве предста­вителя ООО «Г.-К.», действующего на основании доверенности, о чем на обложке первого тома дела сделана отметка.

Таким образом, в момент назначения судом экспертизы один из представителей истца являлся одновременно представителем экспертного учреждения, которому было поручено проведение экспертизы. При этом из определения суда первой инстанции следует, что о назначении экспертизы в ООО «Г.-К.» просил представитель истца, в то время как ответчик предлагал иные экспертные организации.

Кроме того из материалов дела следует, что назначенный судом эксперт О. входит в органы управления ООО «Г.-К.» — является исполнительным директором общества, то есть в силу служебного положения также выступает его представителем.

Таким образом, кассационная инстанция посчитала, что в данном случае возникшие у ответчика сомнения в беспристрастности эксперта являются объективно обоснованными.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция установила, что указанное заключение эксперта не может быть признано надлежащим доказательством.

Поскольку заключение эксперта является, по сути, единственным доказательством, подтверждающим обоснованность доводов истца, кассационная инстанция отменила обжалуемые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение [5].

Это всего лишь несколько примеров судебной практики, которые свидетельствуют об актуальной проблематике вопроса об отводе эксперту.

Отводу экспертов или экспертной организации в целом в специальной литературе отведено незначительное, на мой взгляд, место. Однако, как показывает судебная практика, данный вопрос подлежит более глубокому анализу со стороны специалистов, разработки и принятия по итогам анализа соответствующих положений в нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность экспертов.

Судам необходимо более тщательно отбирать кандидатуры, как экспертов, так и экспертных организаций. В обязательном порядке запрашивать необходимые для подтверждения квалификации, уровня соответствующего образования документы. Кроме того, суд не должен игнорировать утверждения сторон при имеющихся сомнениях в беспристрастности эксперта и экспертной организации при прове­дении назначенной судом экспертизы. Все это служит, в конечном итоге, для цели всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector