2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последствия злоупотребления гражданскими правами

Злоупотребление правом: понятие, формы, последствия

Общие пределы осуществления субъективных гражданских прав (относятся ко всем субъективным правам и предусмотрены в нормах-принципах).

Гражданские права могут быть ограничены на основании ФЗ и только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Злоупотребление правом – нарушение общих пределов осуществления субъективных прав (неправомерное действие).

Формы злоупотребления правом:

1) Шикана (действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому) (запрещена и гражданскими законами других стран)

2) Ограничение конкуренции на товарном рынке (в результате соглашений (согласованных действий) конкурирующих хозяйственных субъектов (потенциальных конкурентов), имеющих (могущих иметь) в совокупности долю на рынке определенного товара 35%, направленных на (поддержание цен, скидок, надбавок, повышение, снижение, поддержание цен на аукционах и торгах, раздел рынка по территориальному принципу).

Ограничение конкуренции на рынке финансовых услуг (соглашение финансовых организаций, направленное на установление необоснованных критериев членства, являющихся барьерами при вступлении в платежные системы, без участия в которых конкурирующие финансовые организации не смогут предоставить своим потребителям необходимые финансовые услуги).

3) Доминирующее положение на рынке (исключительное положение финансовой организации, хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя или взаимозаменяющих товаров, дающее им возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара (предоставления финансовых услуг) на соответствующем рынке или затруднить доступ другим хозяйствующим субъектам (финансовым организациям)).

Злоупотребление доминирующим положением (изъятие товара из обращения с целью создания или поддержания дефицита на рынке или повышение цен; навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него и не относящихся к предмету договора; включение в договор дискриминирующих условий, ставящих контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами; сокращение или прекращение производства товаров, на которые имеются спрос или заказы потребителей).

Другие формы злоупотребления правом (неразумное и недобросовестное осуществление прав) (предъявление иска прокурором без предоставления доказательств, подтверждающих нарушение интересов государства и общества; подача иска коммерческой организацией к ответчику, добросовестно выполнившему свои обязательства по сделке, заключенной на законных основаниях; обращение с иском о взыскании неустойки за исполнение договора при одновременном нарушении условий договора самим истцом).

Последствия злоупотребления правом (если поведение истца противоправно, нарушает нормы правового акта, наступают последствия, предусмотренные этим актом).

Субъекты, злоупотребляющие осуществлением права в форме ограничения конкуренции и использования доминирующего положения, обязаны (в соответствии с предписаниями федерального антимонопольного органа):

1) прекратить нарушение права, восстановить первоначальное положение, расторгнуть договор или внести в него изменения, заключить договор с другим хозяйствующим субъектом, отменить акт, не соответствующий законодательству;

2) перечислить в федеральный бюджет прибыль, полученную в результате нарушения;

3) осуществить реорганизацию в форме разделения или выделения с соблюдением установленных условий и сроков;

4) выполнить иные действия, предусмотренные предписанием.

Федеральный антимонопольный орган вправе в административном порядке налагать штрафы и выносить предупреждения.

При отсутствии конкретных санкций суд может отказать истцу в защите принадлежащего ему права.

188.64.173.24 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом. Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме. Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности (конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т.д.), где поведение субъекта связано с реализацией субъективных прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Федеральным законом от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главе 1,2,3,4 ГК РФ» дополнительно к принципу добросовестности вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона). При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ. Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов. К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права ( Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10 ).

Таким образом, в соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом может быть квалифицированно любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом.

Способы защиты права установлены ст. 12 ГК РФ. К таковым закон относит:

  • признание права;
  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признание недействительным решения собрания;
  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещение убытков; взыскание неустойки;
  • компенсация морального вреда прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст. 1064 ГК РФ.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

В связи с этим вопросом, хотелось бы обратить внимание, что в этом вопросе АПК РФ несколько превзошел ГПК РФ, поскольку АПК содержит нормы содержащие неблагоприятные последствия для лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Так, ст. 111 АПК РФ предусматривает отнесение судебных расходов на лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. 225.12 (судебный штраф на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей) и ст. 41 ( злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле , влечет за собой для этих лиц последствия предусмотренные АПК РФ).

Нормы ГК, АПК , ГПК не содержат прямо выраженного запрета злоупотребления правом на предъявление иска ( право на судебную защиту). Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно. Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента. Следовательно сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами.

Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотребления процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства.

Последствия злоупотребления процессуальным правом можно разделить на следующие группы:

  1. Возложение на лицо, злоупотребляющего правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.
  2. Отказ суда в совершении действий , о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.

Для первой группы применяется в частности ст. 111 АПК РФ. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Читать еще:  Как пишется исковое заявление в суд образец

Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса. Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства. Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами ( Постановление Президиума ВАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом. Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика. В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ « О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» от 1 июля 1996 года, указывается следующее « При разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированны как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий лица как злоупотребления правом». Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение.

Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.И. Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей.

Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как – действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу.

Правовые последствия злоупотребления гражданскими правами

«АКДИ «Экономика и жизнь», N 3(6), 2001

Договор о совместной деятельности (договор простого товарищества) — один из наиболее распространенных договоров, используемых в предпринимательской сфере. Однако, как показывает практика, недобросовестные участники гражданских правоотношений все чаще и чаще используют подобную форму объединения с целью, противной не только основам правопорядка, но и понятиям нравственности и добропорядочности.

Вниманию читателей предлагается материал посвященный одному из наиболее распространенных в настоящее время способов злоупотребления правом с использованием договора о совместной деятельности.

(По материалам Постановления Президиума ВАС РФ от 31.10.2000 N 7012/99.)

Как видно из материалов дела, товарищество с ограниченной ответственностью — ТОО (продавец) и иностранная фирма (покупатель) заключили контракт, согласно которому продавец продает, а покупатель покупает продукцию — никель электролитный, производимый третьим лицом — акционерным обществом.

Дополнительным соглашением к контракту стороны предусмотрели, что ТОО действует на основании устава и договора о совместной деятельности (простого товарищества), заключенного между ним и акционерным обществом — АО, выступает в контракте от имени сотоварищей, т.е. как от своего имени, так и от имени АО, фактически производящего и поставляющего продукцию.

Обоснованно полагая, что согласно контракту в качестве продавца выступают сотоварищи (ТОО и АО), осуществляющие предпринимательскую деятельность и несущие солидарную ответственность за исполнение обязательств, вытекающих из контракта, иностранная фирма в порядке предварительной оплаты перечислила денежные средства на счет ТОО. Однако никель покупателю АО не отгрузило.

Иностранная фирма обратилась в арбитражный суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью и акционерному обществу о взыскании с ответчиков солидарно убытков в связи с нарушением контракта.

Возражая против требования истца о солидарной ответственности, АО сослалось на притворность заключенной им с ТОО сделки — договора о совместной деятельности и просило суд признать ее недействительной.

Решением арбитражного суда исковое требование удовлетворено за счет ТОО. В иске к акционерному обществу отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд своим постановлением оставил указанные судебные акты без изменения.

Президиум ВАС РФ все вынесенные судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Поводом для принятия данного решения послужили следующие обстоятельства.

Как установлено судом, 99,9% суммы предварительной оплаты было передано АО, однако АО, получив от фирмы предварительную оплату, никель не отгрузило.

Из материалов дела следует, что АО неоднократно признавало спорную сумму своего долга перед фирмой и, кроме того, в счет частичного погашения долга по заключенному контракту произвело поставку сульфата меди покупателю.

Заявление АО о притворности договора простого товарищества последовало лишь после привлечения его к делу в качестве ответчика. Это, по мнению Президиума ВАС РФ, свидетельствует о том, что АО явно имело целью уклонение от возврата истцу суммы предварительной оплаты, на которую он не поставил встречно обусловленную продукцию.

Поэтому суду надлежало исследовать, нет ли в действиях АО попыток злоупотребления правом, и дать этому обстоятельству правовую оценку.

Кроме того, суд, фактически признав договор простого товарищества притворной сделкой, в этом случае должен был рассмотреть вопрос о действительности контракта на поставку никеля, заключенного от лица сотоварищей.

Согласно п.1 ст.1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Если договор простого товарищества заключается для осуществления предпринимательской деятельности, то сторонами такого договора могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации (п.2 ст.1041 ГК РФ).

Во всех остальных случаях круг участников договора не ограничивается.

Исходя из приведенного выше определения договора простого товарищества, можно выделить следующие пять основных признаков такого договора:

  • по договору простого товарищества происходит объединение двух или более лиц;
  • объединение в рамках договора не приводит к образованию нового юридического лица;
  • объединение связано с личным участием в совместной деятельности каждого из товарищей;
  • для осуществления совместной деятельности товарищи вносят и соединяют свои вклады;
  • объединение товарищей происходит с целью извлечения прибыли либо с иной целью, не противоречащей закону.

При заключении договора в качестве вклада в совместную деятельность товарищ может внести любое имущество, в том числе деньги, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловую репутацию и деловые связи.

По общему правилу вклады товарищей предполагаются равными, если иного не будет зафиксировано в договоре о совместной деятельности либо не будет следовать из фактических обстоятельств.

Денежная оценка внесенного вклада производится по соглашению между товарищами (ст.1042 ГК РФ).

На практике участники от равенства долей, как правило, отказываются, ставя их размер в зависимость от денежной оценки вклада.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет, наряду с находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

Порядок ведения общих дел товарищей регулируется ст.1044 ГК РФ и предусматривает три возможные формы:

  • от имени товарищей вправе действовать каждый;
  • дела ведет специально назначенный(е) товарищ(и);
  • все товарищи ведут дела совместно.

На практике наиболее распространена форма, при которой ведение общих дел поручается одному из товарищей, что обязательно должно быть отражено в договоре либо в доверенности от остальных товарищей (п.2 ст.1044 ГК РФ). При этом согласно ст.1045 ГК РФ каждый товарищ независимо от того, уполномочен ли он вести общие дела товарищей, вправе знакомиться со всей документацией по ведению дел. Отказ от этого права или его ограничение, в том числе по соглашению товарищей, ничтожны.

Порядок распределения прибыли, полученной товарищами в результате совместной деятельности, регулируется ст.1048 ГК РФ. Прибыль распределяется пропорционально стоимости вкладов в общее дело, если иное не предусмотрено договором или иным соглашением товарищей. Соглашение об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно.

Порядок покрытия расходов, включая расходы по содержанию общего имущества, и убытков, связанных с совместной деятельностью, определяется товарищами непосредственно в договоре либо дополнительном соглашении к нему. При отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально его вкладу в общее имущество.

Следует иметь в виду, что закон запрещает устанавливать в договоре нормы о полном освобождении кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков. Такое соглашение будет являться ничтожным (п.4 ст.1042 и ст.1046 ГК РФ).

В зависимости от характера совместной деятельности гражданское законодательство предусматривает два вида ответственности товарищей по общим обязательствам (см. ст.1047 ГК РФ):

  • если договор простого товарищества связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, товарищи отвечают по всем общим обязательствам независимо от оснований их возникновения солидарно (см. ст.322 ГК РФ);
  • если договор простого товарищества не связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, каждый товарищ отвечает по общим договорным обязательствам всем своим имуществом пропорционально стоимости его вклада в общее дело. При этом по общим обязательствам, возникшим не из договора, товарищи отвечают солидарно.
Читать еще:  Как развестись без суда

Как следует из материалов дела, товарищи (ТОО и АО) несли перед иностранной фирмой солидарную ответственность. В соответствии с гражданским законодательством солидарная ответственность — это ответственность по обязательству, в котором несколько должников. Говоря иными словами, в случае солидарной ответственности кредитор вправе требовать исполнения обязательств как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (ст.ст.322, 323 ГК РФ).

Учитывая это, иностранная фирма была вправе по своему усмотрению обратиться с требованием о взыскании убытков либо к АО, либо к ТОО, либо одновременно и к АО, и к ТОО, что она фактически и сделала.

Однако решением суда первой инстанции (поддержанным апелляционной и кассационной инстанциями) в иске к АО иностранной фирме было отказано, поскольку суд пришел к заключению, что договор о совместной деятельности между АО и ТОО по сути является притворной сделкой, т.е. сделкой, совершенной с целью прикрыть другую сделку, а такая сделка ничтожна в силу закона (п.2 ст.170 ГК РФ). Видимо, АО и ТОО ссылались на то, что на самом деле между ними существуют отношения по посредническому договору (комиссии, поручения, агентирования), а не по договору о совместной деятельности.

Однако, как указал Президиум ВАС РФ, суды при разрешении данного спора не рассмотрели два важных вопроса, ответ на которые необходим для признания вынесенного решения обоснованным и законным.

Во-первых, может ли быть признан действительным контракт на поставку никеля, заключенный от лица сотоварищей?

Во-вторых, нет ли в действиях АО попыток злоупотребления правом?

Основания недействительности сделок предусмотрены в ст.ст.168 — 179 ГК РФ. В частности, в ст.178 ГК РФ установлено, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

При совершении сделки под влиянием заблуждения сделка по сути перестает отвечать признакам сделки, ибо выражает волю ее участников неправильно, искаженно и соответственно приводит к иному результату, нежели тот, который они имели в виду (см. книгу: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации // Под ред. О. Н. Садикова. — М.: ИНФРА-М, 1997).

Представляется, что в данном случае сделка по приобретению инофирмой никеля может быть признана судом недействительной на основании ст.178 ГК РФ. Но это может произойти только в том случае, если инофирма докажет, что при заключении контракта на приобретение никеля для нее весьма важным являлось то обстоятельство, что в качестве продавца по данной сделке выступают именно сотоварищи ТОО и АО. Иначе говоря, ей придется доказать, что наличие у ТОО сотоварищей играло для фирмы решающее значение при решении вопроса о возможности заключения с ТОО договора поставки.

Относительно возможного злоупотребления правом со стороны ТОО и АО необходимо сказать следующее.

Согласно ст.10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в других формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Проще говоря, лицо не должно злоупотреблять своими правами, если это ведет к нарушению прав и законных интересов других лиц.

Условно злоупотребление правом можно разделить на два вида:

действия с прямым умыслом причинить имущественный вред другому лицу (данный вид злоупотребления правом имеет также название «шикана»);

действия, хотя и не имеющие цели нанести ущерб, но к такому ущербу приводящие.

К первому виду злоупотребления правом можно отнести, например, такую ситуацию. По договору аренды организации в пользование было предоставлено помещение под офис. В дальнейшем арендодатель решил расторгнуть договор аренды, но согласия на это арендатора не получил. Владелец здания произвел перепланировку здания, в результате чего доступ клиентов организации — арендатора в офис стал весьма затруднен. Это — «шикана».

Пример второго вида злоупотребления правом. Организация, пренебрегая интересами жителей близлежащих жилых домов, открыла в принадлежащем ей помещении ночной клуб. В данном случае со стороны организации нет прямого умысла причинить вред жителям, однако деятельность клуба объективно к такому результату приводит.

Как отметил Президиум ВАС РФ, из материалов дела явно просматривается намерение АО причинить вред инофирме путем невозврата долга. Поэтому арбитражный суд при новом рассмотрении дела должен будет рассмотреть также вопрос о возможном злоупотреблении правом со стороны АО. И если будет установлено, что злоупотребление правом действительно имело место, то суд на основании п.2 ст.10 ГК РФ будет вправе отказать акционерному обществу в защите принадлежащих ему прав.

Фактически это означает, что суд будет исходить из действительности договора о совместной деятельности между АО и ТОО, и соответственно при таких условиях АО будет признаваться надлежащим ответчиком.

Таким образом, в сложившейся ситуации иностранная фирма с целью восстановления своих прав может заявить как о недействительности договора поставки никеля, так и о злоупотреблении правом со стороны АО. Кроме того, к ответчикам может быть предъявлено также требование о взыскании с них убытков, возникших у инофирмы, при условии, что убытки действительно существуют и имеются все необходимые доказательства этого.

Последствия злоупотребления гражданскими правами

Галунова Виолетта Геннадьевна

студент, Пермский Государственный Национальный Исследовательский Университет, г. Пермь

Михайлова Наталья Сергеевна

канд. юрид. наук, доцент, Пермский Государственный Национальный Исследовательский Университет, г. Пермь

В юридической литературе 70-х годов возникла дискуссия о пра­вовой природе категории «гражданско-правовая ответственность» при­менительно к последствиям злоупотребления правом, обозначенным законодателем в части 2 статьи 10 ГК РФ. Данная противоречивость не утратила своей актуальности и до настоящего времени. О. А. Красав­чиков полагал, что в литературе закрепилось три подхода к решению данной проблемы [5]. Сторонниками первого подхода, а именно отож­дествления понятий ответственность и санкция являются Е. В. Бриных, А. Я. Курбатов. Ученые убедительно отстаивают точку зрения о том, что организационно-правовые меры являются и санкциями, и мерами ответственности одновременно [7]. Стоит отметить, что данный под­ход (актуальный в 80-90 х гг.), не поддерживается большинством ци­вилистов в настоящее время. Второй подход отражает точку зрения авторов (В. П. Грибанов, В. А. Хохлов) о том, что гражданско-право­вая ответственность включает в себя гражданско-правовые санкции. Гражданско-правовая ответственность, по мнению авторов, представ­ляет собой урегулированное нормами права (в том числе из договора) особое правовое состояние, возникающее в результате нарушения прав участников гражданских правоотношений и характеризующееся юридической возможностью обеспечить восстановление этих прав с помощью специальных санкций — мер ответственности [6, c. 162]. Большинству же цивилистов (О. А. Красавчиков, Г. Я. Стоякин, В. Л. Слесарев, Ю. Г. Басин) наиболее обоснованным видится третий подход, определяющий гражданско-правовую ответственность как разновидность санкции [5]. Действительно, данная точка зрения, определяющая понятие гражданско-правовых санкций гораздо шире гражданско-правовой ответственности являются наиболее убедитель­ной и аргументированной. Представленное положение раскрывается в следующем. Как известно, любое правонарушение характеризуется тем, что имеет юридический состав как совокупность условий для воз­ложения гражданско-правовой ответственности. Возможность приме­нения гражданско-правовой ответственности может быть реализована только в случае наличия субъективной стороны правонарушения, ко­торая может выражаться, например, в определенной форме вины или добросовестности нарушителя. Реализация же гражданско-правовой санкции осуществляется вне зависимости от признания тех или иных актов в качестве правонарушения и, следовательно, может быть применена вне зависимости от субъективной стороны гражданского правонарушения, в том числе не исключая возможности применения мер оперативного реагирования либо восстановительных мер в виде, например, распределения убытков. В качестве последствия злоупот­ребления субъективным гражданским правом и основной применяе­мой в данном случае меры ответственности является «отказ в защите права». Ответственность, как правило, является полной и предполагает возложение на правонарушителя дополнительных обременительных мер, а санкция может быть ограничена возложением обязанности лишь в определенной части (например, устранение недостатков). Не вызы­вает дискуссий в юридической литературе проблема соотношения мер ответственности и мер защиты, поскольку применительно к злоупот­реблению субъективным гражданским правом мы всегда имеем дело с уже нарушенным правом лица, требующего защиты, а не с оспари­ваемым субъективным гражданским правом. Кроме того, меры граж­данско-правовой ответственности реализуют компенсаторно-восстано­вительную функцию, в отличие от мер защиты, реализующих чаще всего превентивную и пресекательную функцию, что при злоупотреб­лении правом будет носить скорее пострегулятивный характер. Автор Курбатов А. Я. занимает отличную от традиционных мнений точку зрения и утверждает, что отказ в защите права не является мерой юри­дической ответственности в смысле воздействия на правонарушителя с целью создания для него дополнительных неблагоприятных последст­вий. Однако это последствие подпадает под общее понятие юридичес­кой ответственности как любых неблагоприятных последствий право­нарушения [7, c. 74].

Юридическая ответственность устанавливает последствия ненад­лежащего поведения, нарушающего права и интересы других лиц. Вместе с тем, любая ответственность, в том числе и в рамках граж­данского права характеризуется наличием состава данного противоправного деяния. Составным звеном состава правонарушения в виде злоупотребления правом включает субъект, объект, субъектив­ную и объективную строну противоправного деяния. Субъектом ответственности за злоупотребление правом может быть только управомоченное лицо, реализующее свое право с целью причинения вреда другому, либо хотя и не преследующее эту цель, но объективно причиняющее вред. Лицо, действующее, не имея на то права, либо выходящее за пределы его содержания, даже если его целью является ущемление чужих интересов, не совершает злоупотребление правом. Последнее никогда не является действием без права.

Читать еще:  Как узнать наличие судебных дел по фамилии

В пункте 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ в качестве субъектов злоупотребления правом указываются граждане и юриди­ческие лица. Можно предположить, что данный вид правонарушения могут совершать Российская Федерация и ее субъекты, а также муни­ципальные образования. Данная предпосылка основывается на поло­жениях пункта 2 статьи 124 ГК РФ, предусматривающего, что к данным субъектам применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Следует отметить, что статья 10 ГК РФ, устанавливающая запрет злоупотребления правом, распространяется на всех вышеназванных субъектов независимо от каких-либо условий. Однако ответственность за ее нарушение несут только полностью дееспособные лица.

Таким образом, ответственность за совершение злоупотребления правом могут нести граждане, юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования, приобретаю­щие и осуществляющие субъективные права и обязанности через свои органы власти. Однако субъектный состав ограничивается кругом управомоченных лиц, обладающих полной дееспособностью и дейст­вующих лишь затем, чтобы ущемить права и интересы другого лица, либо без этой цели, но объективно вред причиняющих. Объектом правонарушения в сфере злоупотребления правом являются совокуп­ность отношений, возникающих между субъектами, связанных с возникновением (установлением), изменением или прекращением прав и обязанностей индивидов отношений в рамках гражданского оборо­та [5, c. 38]. К числу иных условий ответственности при злоупотреб­лении субъективным гражданским правом также относится вина правонарушителя, противоправный характер поведения лица, на кото­рое предполагается возложить ответственность, наличие у потерпев­шего вследствие правонарушения вреда или убытков, а также причин­ная связь между злоупотреблением правом и установившимися последствиями, на наступление которых и была направлена противо­правная деятельность индивида.

В рамках рассматриваемой проблемы, следует отметить, что меры ответственности, всегда являются санкциями, включающими как меры оперативного реагирования, так и такие восстановительные меры, как формы распределения убытков, либо последствия, которые предусмотрены в качестве специальных санкций и т. д. Кроме того, в юридико-техническом плане санкции иногда вообще выносятся за пре­делы статьи, а иногда даже за пределы того закона, в котором устанав­ливаются соответствующие диспозиции. (Большинство статей Граж­данского кодекса Российской Федерации не содержит указаний на последствия нарушения содержащихся в них правил. Однако санкции этих норм расположены в тех статьях Кодекса, в которых закреплены основные виды гражданско-правовой ответственности.) Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что гражданско-правовые санкции минимум включают в себя меры гражданско-правовой ответственности в качестве составной части. Неоспоримым является и то, что ответственность по ст. 10 ГК РФ является своеобразной и, по сути, уникальной правоохранительной мерой от недобросовестных действий субъекта, связанных со злоупотреблением правом, предпола­гающая возможность использования субъектами юридических средств в случае нарушения или угрозы нарушения их гражданских прав. Особенность «отказа в защите» проявляется и в том, что данное пос­ледствие является, по сути, единственной гражданско-правовой мерой ответственности, которая может быть применена к лицу, злоупотреб­ляющему своими гражданскими правами.

Применения санкции в виде отказа в защите права имеет широ­кое практическое значение. Хотелось бы подчеркнуть, что такая отно­сительно определенная санкция устанавливалась и в статье 1 ГК РСФСР 1922 года [8], и в статье 5 Основ гражданского законодательст­ва Союза ССР и республик 1961 года [4]. Вслед за ними данную санк­цию предусмотрел и ГК РСФСР 1964 года [3]. Основанием для приме­нения санкции являлось осуществление гражданских прав в противоречии с их назначением. Однако учеными (Агарков М. М., Иоффе О. С.) отрицалась возможность лишь единственного последст­вия нарушения пункта 1 статьи 5 Основ гражданского законодательст­ва Союза ССР и республик, каковым является утрата права, осуществ­ляемого с нарушением его пределов. В рамках данной санкции в соот­ветствии с конкретными обстоятельствами дела предполагалась возможность применения различных мер правового воздействия: от отказа в принудительном осуществлении права до лишения субъектив­ного права в целом. Выбор этих мер зависел от условий конкретного осуществления права с нарушением его пределов: характера противо­правности поведения, степени виновности управомоченного лица, а также от того, охватывало ли ненадлежащее осуществление права все право в целом или одно из его правомочий, и других условий. Таким образом, авторы делают вывод, что рассматриваемая санкция, в зави­симости от разных условий правопользования, может приобретать различное выражение [7].Следует отметить, что данный взгляд на возможность применения к лицу, допустившему в своем поведении злоупотребление правом, разнообразных мер правового воздействия в рамках санкции пункта 2 статьи 10 Гражданского кодекса РФ поддерживается и многими современными исследователями (напри­мер, Е. А. Сухановым) [10].В то же время, анализ современной судебной практики показывает, что относительно определенная санк­ция в виде отказа в защите гражданских прав часто применяется лишь в форме отказа в удовлетворении требований лица, вытекающих из принадлежащего ему права. В таких случаях в мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребления правом [2]. Пока­зательными в этом отношении являются категории дел, рассматри­ваемые в делах о несостоятельности (банкротстве), где неправомерные действия кредиторов, выражаются в попытке получить преимущест­венное удовлетворение своих требований вопреки очередности и по­рядку, установленному Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [12], извлечь определенную выгоду, воспользовавшись финансовыми трудностями должника, а также устранения конкурентов с рынка и т. п. Решения суда в данных категориях дел однозначны: отказать лицу в защите его права.

Однако относительно определенный характер санкции за зло­употребление правом проявляется в том, что отказ в защите права применяется только при отсутствии конкретных санкций за злоупот­ребление, предусмотренных законом. В таких случаях используется приоритет применения специальной нормы, регулирующей правоотно­шение над общей нормой гражданского права. Гражданское законода­тельство предусматривает санкции за умаление чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц вследствие расп­ространения не соответствующих действительности сведений, ума­ляющих указанные нематериальные блага и имеющие своей целью причинения вреда лицу, которого они касаются (в данном случае практика идет по пути признания злоупотребления правом и в случаях, когда подлежат распространению сведения, хоть и соответствующие действительности, но распространенные исключительно с целью причинения вреда другому лицу). Потерпевший в судебном порядке может потребовать опровержения этих сведений и компенсации причиненного ему морального вреда, если распространивший такие све­дения не докажет, однако, что они соответствуют действительности. Последствием злоупотребления правом, допущенного органами госу­дарственной власти, например, должно быть признание актов этих орга­нов либо действий их должностных лиц незаконными (недействитель­ными), а также неприменение судом данных актов в конкретном деле.

В заключении следует отметить, что анализируемое последствие злоупотребления субъективным гражданским правом — отказ в защите права — является специфической мерой ответственности, имеющей свое особое функциональное значение в рамках рассматриваемого пра­вонарушения. Таким образом, отказ в защите права является своеобразной защитой от злоупотреблений средствами самого гражданского права.

Список литературы

  1. Волков А. В. Гражданско-правовая санкция за нарушение запрета злоупотребления правом // Законы Росси: опыт, анализ, практика. 2008. № 9 // СПС «Гарант».
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред.30.11.2011) // СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. N 32 ст. 3301.
  3. Закон РСФСР от 11.06.1964 «Об утверждении Гражданского Кодекса РСФСР»//Ведомости Верховного Совета РСФСР 1964, № 24,ст.406.//СПС «Консультант Плюс».
  4. Закон СССР «Об утверждении основ гражданского законодательства союза ССР и союзных республик» от 08.12.1961//Ведомости Верховного Совета СССР № 50.Ст.525.,1961.//СПС «Консультант Плюс».
  5. Красавчиков О. А. Избранные труды по гражданскому праву.—М.,2011.С.670.
  6. Крымова Е. Н. Злоупотребление правом: Сложность применения в теории и на практике //Современное право. 2010. № 6. С. 61—65.
  7. Курбатов А. Я. Злоупотребление правом: теория и правоприменительная практика// СПС «Консультант Плюс».
  8. Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданс­кого Кодекса РСФСР»//Известия ВЦИК № 256 от 12.11.1922.//СПС «Консультант Плюс».
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. N 12.
  10. Суханов Е. А. Российское гражданское право. Учебник// Том 1, Статут, 2011.Москва.С. 956.
  11. Тарасенко Ю. А. Злоупотребление правом: Критерии определения //Арбитражная практика. 2010. № 8. С. 71—75.
  12. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 01.07.2011) «О несостоятельности (банкротстве)».— Российская газета. № 209—210. 02.11.2002.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector