53 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Принцип генерального деликта в гражданском праве

Принцип генерального деликта в гражданском праве

2.1. Понятие и содержание категории «генеральный деликт»

В самом общем виде «принцип генерального деликта» представляет собой прямую доказательственную презумпцию возникновения ответственности в случае совершения деликта. Согласно этому принципу само по себе причинение вреда одним лицом другому уже может служить основанием возникновения обязанности возмещения причиненного вреда. Поэтому потерпевшему нет необходимости в доказывании ни вины деликвента, ни противоправности его действий. Однако причинитель вреда вправе предъявить доказательства отсутствия факта причинения вреда и тем самым освободить себя от деликтной ответственности.
Впервые идея генерального деликта была сформулирована Г. Гроцием (1583 — 1645) в следующем виде: «Мы нарушением называем всякую вину, состоящую как в действии, так и в воздержании от действия, противном тому, как люди должны поступать вообще, или же сообразно определенному качеству. В силу такой вины возникает естественное обязательство при наличии ущерба, а именно обязательство возместить его» .
———————————
Гроций Г. О праве войны и мира: три книги. М., 1956. С. 419.

Принцип генерального деликта наиболее полно выражен в ст. 1382 ФГК, которая устанавливает, что «какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба». Генеральный деликт является основой деликтного права большинства правопорядков континентальной системы права. В отличие от европейских континентальных правопорядков англо-американское право не использует принцип генерального деликта . Для него характерно наличие массы специальных частных деликтов, выработанных на основе прецедентов в отношении различных деликтных обязательств, возникающих на различных основаниях.
———————————
Гражданское право: В 4 т.: Учеб. для вузов. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 4: Обязательственное право. С. 621.

Принцип генерального деликта (fundamental rule of imputation) нашел отражение в ст. 1:101 ЕПДП, в соответствии с которой лицо, в отношении которого на законных основаниях установлено, что оно причинило вред другому лицу, обязано возместить этот вред. Причинение вреда считается имеющим место: 1) в отношении лица, чье виновное поведение явилось причиной этого вреда; 2) в отношении лица, чья деятельность, представляющая собой повышенную опасность, повлекла за собой причинение этого вреда; 3) в отношении лица, чей работник причинил этот вред при исполнении им своих служебных обязанностей.
Для принципа генерального деликта характерна максимальная степень абстрактности, что дает возможность его применения практически в любой ситуации, связанной с причинением имущественных потерь потерпевшему. Основная идея генерального деликта заключается в том, что при наличии в составе действий признаков деликта всякий вред, возникающий в результате этого действия, подлежит возмещению .
———————————
Zweigert K., Kotz H. An Introduction to Comparative Law. Third Revised Edition. Oxford University Press, 1998. P. 615 — 616.

Особенность генерального деликта заключается в его универсальном характере, который не связан с наличием между сторонами деликтного обязательства иных отношений, кроме деликтной ответственности, возникающей в результате причинения вреда. Поэтому для применения мер деликтной ответственности достаточно просто указать на наличие имущественных убытков, а факт недобросовестного поведения автоматически будет расценен судом в качестве действия по причинению вреда имуществу. Этим приемом достаточно эффективно пользуется французское правосудие при разрешении дел, связанных с компенсацией потерь, понесенных, например, на преддоговорной стадии заключения договора .
———————————
Cass Com. 20 March 1972. JCP 1973 2 17543 note J. Schmidt.

Подход к применению принципа генерального деликта в Германии существенно отличается от французского законодательства, поскольку в нем отсутствует норма о генеральном деликте . Вместо него ГГУ использует три основные нормы деликтного права: 1) § 823 (1) — причинение вреда по неосторожности (неумышленное причинение вреда); 2) § 823 (2) — причинение вреда посредством нарушения закона, направленного на защиту другого лица и содержащего правило о строгой ответственности деликвента; 3) § 826 — умышленное причинение вреда. Такой негативный подход германского законодателя к парадигме деликтного права стран континентальной системы права, по всей видимости, основывается на том, что германское законодательство в целом занимает негативную позицию по отношению к допустимости возмещения чистых экономических потерь. Именно по этой причине, как это ни покажется странным, норма § 823 (1) не включает в число оснований применения деликтной ответственности причинение вреда имуществу. В германской доктринальной литературе этот феномен объясняется тем, что распространение действия указанной нормы на имущество «перечеркнуло бы решение законодателя, направленное против генеральной деликтной оговорки» . В этом смысле в отсутствие нормы о генеральном деликте и специальной нормы о возмещении имущественного вреда германская правоприменительная практика сталкивается с серьезной проблемой возмещения имущественных потерь, возникших в результате причинения вреда имущества, основываясь на доктрине Schutzwinkung zugunsten Dritten (protective effect of a contract for the benefit of a third party) и «подставляя» на место деликтных обязательств различные договорные конструкции, позволяющие «развернуть» ситуацию таким образом, чтобы нарушенное ожидание получения в будущем материальных благ и упущенная выгода регулировались сугубо правовыми средствами договорной защиты. Юридической доктрине такая конструкция известна как «договор с охранительным эффектом в пользу третьих лиц», суть которого сводится к тому, что «на должника по договору возлагается обязанность возместить третьему лицу ущерб, причиненный его интересам, вследствие заключенного договора. Такое третье лицо при этом не является лицом, в пользу которого заключен договор, но, напротив, с договором в общепринятом понимании никак не связано» .
———————————
Zweigert K., Kotz H. Op. cit. P. 598 — 599.
Медикус Д. Отдельные виды обязательств в Германском гражданском уложении // Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии / Пер. с нем. М.: Бек, 2001. С. 141.
Willem H. Van. Boom. Pure Economic Loss. A Comparative Perspective. P. 9 — 10; B.S. Markesinis, H. Unberath. The German Law of Torts: A Comparative Treatise. 4th ed. Oxford, 2002. P. 59, 271.
Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М.: Статут, 2006. С. 76.

Таким образом, в качестве парадигмы деликтного права стран с континентальной системой права принцип генерального деликта исходит из возможности компенсации экономических потерь, возникших в результате деликтного поведения. Однако отдельные правопорядки исходят из обратной позиции. Например, несмотря на то что ГК Португалии предусматривает генеральную норму о деликтной ответственности, местная правоприменительная практика придерживается германской правовой традиции и ограничивает использование принципа генерального деликта при применении деликтной ответственности . Первые правопорядки допускают компенсацию в качестве общего правила, вторые — отклоняют .
———————————
Bussani M., Palmer V.V. The Frontier between Contractual and Tortious Liability in Europe. Insights from the Case of Compensation for Pure Economic Loss. P. 30.
Op. cit. P. 13 — 14.

Необходимо заметить, что в принципе генерального деликта имеется определенное противоречие, связанное с задачей деликтной ответственности. Любая норма, устанавливающая генеральный деликт, связывает факт совершения деликта с правом требования применения мер ответственности к причинителю вреда. Даже несмотря на то, что ст. 10:101 ЕПДП прямо указывает на то, что убытки представляют собой денежную компенсацию потерпевшему (компенсаторный характер ответственности), направленную на восстановление его нарушенной имущественной сферы, эта функция деликтной ответственности не является единственной.
Содержание деликтного обязательства, как было показано в предыдущем параграфе, может быть дифференцировано в зависимости от целей правоприменения, в том числе и путем перераспределения мер ответственности в соответствии с умыслом потерпевшего и деликвента, их психоэмоциональным отношением к факту причинения вреда (дистрибутивный характер ответственности). Кроме того, в некоторых случаях деликтная ответственность может иметь штрафной (ретрибутивный) характер, а также иметь целью предупреждение последующих аналогичных нарушений; подлежащий компенсации вред далеко не во всех случаях может быть ограничен только убытком в денежном исчислении, повреждением имущества или финансовыми расходами.

Принцип генерального деликта в гражданском праве

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДЕЛИКТ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Пухарт Александр Аскольдович

ст. препод. каф. гражданского и трудового права РУДН, г. Москва

Ахмадова Марьям Абдурахмановна

студент юридического факультета РУДН, г. Москва

Серышева Марина Юрьевна

студент юридического факультета РУДН, г. Москва

Понятие «генеральный деликт» в континентальной системе права появились с принятием в 1804 г. Гражданского кодекса Франции (Кодекса Наполеона), в ст. 1382 которого впервые было установлено правило: «любое действие человека, причиняющее другому вред, обязывает того, кто виновен в его причинении, этот вред возместить» [4]. Данное определение явилось результатом многолетней деятельности ученых-юристов. Результат их колоссального труда привел континентальную систему права к обобщению многочисленных специальных норм о возмещении вреда в правило генерального деликта.

Читать еще:  Куда можно пожаловаться на судебных приставов

В дальнейшем правило генерального деликта нашло свое отображение в гражданских кодексах практически всех стран с континентальной системой права, в том числе и в гражданском кодексе РФ. Так, ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит норму, согласно которой «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред» [5].

Институт делитных обязательств, привлекал внимание ученых во все времена. В России активные исследования в данной сфере начались во второй половине XIX в., что очевидно объясняется общей активизацией цивилистической мысли в связи с подготовкой проекта Гражданского уложения Российской империи. В научных дискуссиях и обсуждениях его положений, касающихся деликтов, принимали участие такие известные правоведы того времени, как Л. И. Петражицкий, И. А. Покровский, К. П. Змирлов и др. При этом цивилистами того времени применительно к деликтам редко употребляется термин «ответственность». Чаще это были «вознаграждение за вред и убытки» [6] и «обязательство» [7].

Подобный подход некоторое время сохранялся и после Октябрьской революции 1917 г., о чем свидетельствуют труды советских цивилистов, появившиеся после первой кодификации советского гражданского законодательства в 1920-х гг. [2]. Однако уже в 1930-х гг. ситуация начинает меняться. Появляются публикации, имеющие более выраженный теоретический «окрас», значительное внимание уделяется исследованию вопросов имущественной гражданско-правовой ответственности за причинение внедоговорного вреда.

Следующий всплеск интереса к проблемам гражданско-правовых деликтов связан с принятием в 1961 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. В новом гражданском законодательстве к правоотношениям по возмещению внедоговорного вреда активно применяется термин «ответственность».

В целом исследование работ как дореволюционных и советских, так и современных цивилистов приводит к выводу, что и в прошлом и в современной цивилистике существуют неоднозначные подходы к определению юридической сущности общего правила о возмещении внедоговорного вреда. Правило генерального деликта рассматривается исследователями в двух основных направлениях: 1) как гражданско-правовое обязательство; 2) как гражданско-правовая внедоговорная ответственность.

Частично причиной этому служит формулировки самого законодателя. С одной стороны, нормы о возмещении вреда располагаются в гражданском кодексе в разделе, посвященный регулированию обязательственных отношений, в частности отдельных видов обязательств. В ГК РФ гл. 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» включена в раздел IV«Отдельные виды обязательств». Подобное расположение нормы о генеральном деликте, равно как и название соответствующей главы гражданского кодекса, делает юридически возможной и даже необходимой квалификацию деликтных правоотношений как обязательственных. С другой стороны, в главе 59 ГК РФ, посвященной деликтным обязательствам, встречается термин «ответственность».

В месте с тем «при попытке разобраться в сущности понятия юридической ответственности вообще и гражданско-правовой ответственности в частности исследователь непременно оказывается в эпицентре научной полемики, в которой едва ли способна родиться истина, но отчетливо виден тупик» [1]. Такая ситуация вызвана отсутствием в законодательстве легального понятия гражданско-правовой ответственности, в связи с чем в доктрине гражданского права были выработаны различные концепции, предполагающие рассмотрение гражданско-правовой ответственности в разных аспектах и через различные правовые категории.

Значительное место в работах о юридической ответственности занимает трактовка ответственности как правоотношения. В юридической литературе распространена точка зрения, согласно которой юридическая ответственность — это правоотношение, возникающее в силу определенных юридических фактов (правонарушение).

Еще одной признанной концепцией гражданско-правовой ответственности является её определение через категорию «обязанность» — как обязанность лица нести предусмотренные нормами права отрицательные последствия за совершенное правонарушение, выражающиеся в лишении правонарушителя прав (благ) в пользу потерпевшего [8].

Вышеприведенный перечень научных концепций понятия гражданско-правовой ответственности являются далеко не полным. В связи с этим не до конца обоснованным является подход определения юридической конструкции (правила генерального деликта) через категорию ответственности, которая сама по себе не имеет однозначного определения.

Не менее необходимым как с теоретической, так и с практической точки зрения является исследование презумпций деликтного обязательства. В данной сфере практикой также уже сформулированы вопросы, ответы на которые должны дать ученые. В частности, открытым остается вопрос о презумпции наличия морального вреда в случае нарушения субъективных прав лица, о презумпции неправомерности поведения, вследствие которого причинен вред и т. п.

Более широкого исследования заслуживают проблемы субъективного состава деликтного обязательства. Здесь стоит обратить внимание на проблемы множественности лиц в деликтных правоотношениях (в каких случаях обязанность участников множественности будет солидарной, а в каких долевой, можно ли что-то изменить, заключив договор, возможна ли множественность лиц на стороне кредитора и др.). Вопрос о множественности кредиторов в деликтных обязательствах влечет за собой необходимость анализа такой категории процессуального права, как коллективные (групповые) иски. Институт коллективных исков распространен, прежде всего, в странах с англо-саксонской системой права. Однако, например, опыт США, когда коллективные иски к фармацевтическим и табачным компаниям о возмещении причиненного вреда подают сотни или даже тысячи истцов, может быть полезен и для применения в странах континентального права [3].

Отдельного внимания заслуживает стадия исполнения деликтного обязательства. Здесь должны учитываться общие правила обязательственного права о сроках, месте и способе исполнения. Однако, в положениях ГК РФ, посвященным деликтам, существуют и специальные правила о способах возмещения причиненного вреда, которые ставятся в зависимость от того, каким благам причинен вред (жизни, здоровью, имуществу и т. п.).

Как правило, деликтное обязательство прекращается исполнением, в этом и есть его общественная цель, но нельзя не учитывать положения Гражданского кодекса об альтернативных способах прекращения обязательств (новация, передача отступного, прощение долга, соединение должника и кредитора в одном лице и др.).

Таким образом, в настоящее время, стоит отказаться от исследования правил о возмещении внедоговорного вреда через призму понятия «ответственность», обратив более пристальное внимание на изучение деликта как гражданско-правового обязательства и применение к нему общих положений обязательственного права.

Список литературы:

  1. Бабаев А. Б. Очерк 22. Проблемы гражданско-правовой ответственности/ Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики/ под общ. ред. В. А. Белова. М., 2008. С. 867;
  2. Варшавский К. М. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда другому лицу. М., 1929. С. 67;
  3. Васильев Е. А., Комаров А. С. Гражданское и торговое права З/С. М., 2008. С. 348;
  4. Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона)/ Пер. с фр. В. Захватаева, Киев, 2006. С. 428;
  5. Гражданский кодекс РФ от 21.10.1994 г. (в ред. от 15.09.2011 г.). М., 2011. С. 342;
  6. Любавский А. Вознаграждение за вред и убытки как последствия гражданского правонарушения. 1873. Кн. 10-11. С. 71-111;
  7. Любавский А. Вознаграждение за вред и убытки как последствия гражданского правонарушения. 1873. Кн. 10-11. С. 71-111;
  8. Смирнов В. Т., Собчак А. А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 49;

Генеральный деликт: понятие и принцип

Для того, чтобы говорить о возникновении любого рода юридической ответственности, важно, чтобы для этого были серьезные основания. Только в этом случае и возникает так называемый генеральный деликт.

Понятие генерального деликта базируется на определенных условиях. И главной особенностью правонарушения в этой области служит факт нанесения вреда конкретному лицу. Следствием такого факта и будет, в результате, обязательность возмещения ущерба.

Определение генерального деликта

По своей структуре деликтные обязательства делятся на группы. К основной группе, — а мы будем говорить сейчас именно о ней, — относится понятие генеральных деликтов, которые и служат основанием при возникновении подобных правоотношений.

Читать еще:  Должники судебных приставов по фамилии и имени

Как общее основание — генеральные деликты подразумевают любую возможность причинения вреда. Исключением при этом будет вероятность присутствия других оснований, перечисленных в законе.

Существуют определенные условия возникновения генеральных деликтов:

  1. Жертве был нанесен существенный вред.
  2. Лицо, причинившее ущерб, действовало противоправно, с точки зрения закона.
  3. Между первым и вторым понятием должна присутствовать юридическая связь.
  4. Лицо, нанесшее вред, должно быть виновно.

Спорным вопросом здесь остается термин «вред». Четкого и грамотного его определения, опять же, не существует. Поэтому возможна двоякая позиция при применении правового режима к понятиям имущественного и морального вреда.

Из генерального деликта вытекают правила, касающиеся возмещения ущерба

  • Любое негативное воздействие с причинением вреда физическому или юридическому лицу – это достаточное основание для наступления деликтных обязательств. И, соответственно, такие правоотношения не наступают, если был не доказан факт нанесения ущерба. При этом доказать невозможность возникновения определяющих условий обязан должник (лицо, причинившее вред).
  • При нанесении ущерба личностям потерпевших или их собственности предусмотрен полномасштабный объем возмещения вреда.
  • Именно причинитель ущерба должен совершить необходимые действия, связанные с возмещением необходимого ущерба.

Принцип генеральных деликтов

После совершенного проступка требуется определить меру ответственности — согласно, как говорится, тяжести деяния. В таком случае, закон опирается на так называемый принцип генерального деликта.

Это юридическое понятие трактует причинение какого-либо вреда гражданину как основание для наступления выполнения обязанности по компенсации негативного воздействия.

И в этом случае жертва совершенно не обязана доказывать виновность должника или противоправность его действий. У причинителя вреда же шанс уйти от ответственности остается, если он сможет доказать свою невиновность, непричастность или отсутствие самого факта нанесенного им ущерба.

С исторической точки зрения впервые такой принцип в полной мере был раскрыт в Гражданском кодексе французского государства (статья 1382).

Генеральный деликт, применяемый в современном гражданском праве

По ходу исторического процесса все больше стран применяли данного вида деликт в своем законодательстве. Так, в Российской Федерации базой существования подобных обязательств стал Гражданский кодекс России. Конкретно можно привести в пример статью 1064, ориентирующуюся на норму по причинению ущерба любому субъекту.

Что характерно, для закона объявление смысла данного принципа не является основополагающим моментом. Основная задача здесь — перечисление условий и наступление ответственности. Закон не будет базироваться на норме полного возмещения вреда только из-за причинения ущерба.

Вышеперечисленные условия должны наступить обязательно. Только в этом случае генеральный деликт начинает действовать, и в силу вступают деликтные обязательства.

Особенности генерального деликта

Характерной особенностью возникновения генерального деликта является его универсальность. Она заключается в отсутствии связи между сторонами конфликта. Отношения, которые их теперь объединяют, носят характер деликтной ответственности.

Применение карательных санкций наступает после установления факта имущественного убытка или личностного вреда. А вот поведение человека, нанесшего вред, автоматически расценивается судом как намеренные действия по возникновению ущерба. Если использовать в качестве примера законы юриспруденции стран Старого Света, то ярким примером станет, опять же, французское правосудие, использующее эту норму довольно часто.

Надо отметить, что при использовании описанного выше принципа генерального деликта, который базируется на общих условиях ответственности за совершенный вред, законом предусматривается совокупность отдельных случаев с применением специальных правил. Такая ситуация образует возникновение так называемых специальных деликтов.

Соотношение между генеральными деликтами и специальным деликтами

стоит рассмотреть подробнее. Его можно выразить в двух пунктах:

  • Закон предусматривает ответственность, основанную на специальных деликтах.
  • Положения генеральных деликтов вступают в действие при отсутствии законодательной базы возникновения специальных деликтов.

Рассмотрим виды специальных деликтов:

  1. вред, который причинили органы власти;
  2. ущерб, нанесенный несовершеннолетним;
  3. негативное влияние или вред причинил недееспособный человек;
  4. в качестве причинителя вреда выступает фактор повышенного уровня опасности;
  5. пострадало здоровье человека или опасности подверглась его жизнь;
  6. ущерб при воздействии некачественного исполнения услуг или бракованного товара.

ДЕЛИКТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Понятие и содержание обязательства вследствие причинения вреда

Обязательства вследствие причинения вреда (деликтные обязательства) представляют собой традиционный институт гражданского права, пришедший в российскую правовую систему из римского права. В Риме основанием обязательственных правоотношений считались внедоговорные частные правонарушения (delictum privatum), поскольку они создавали правовые основания у потерпевшего требовать от правонарушителя возмещения вреда в виде денег. Размер требований чаще всего устанавливался законом для конкретных случаев. Деликтами в римском праве признавались только те правонарушения, которые были указаны в законе. К ним относились: injuria — личная обида; furtum — кража; damnum injuria datum — неправомерное уничтожение или повреждение чужого имущества [1] . Для признания правонарушения деликтом требовалось наличие следующих элементов его состава: «деликт возникал в результате определенного действия лица; б) эти действия должны были иметь последствия; в) деликт возникал, если между действиями и их последствиями наблюдалась причинная связь; г) действия должны быть противоправными; д) правонарушитель должен был знать о последствиях своего действия, т.е. необходима была сто вина; е) деликт должен был влечь за собой или штрафные санкции, или возмещение ущерба» [2] .

Учение о деликтных обязательствах очень тесно связано с институтом гражданско-правовой ответственности, но гражданско-правовая ответственность может наступить и в рамках иных обязательственных правоотношений, как договорных, так и внедоговорных. В связи с этим ассоциировать и отождествлять указанные два правовых института нельзя.

Общая теория деликтных обязательств в российском праве строится на принципе генерального деликта, который закреплен в п. 1 ст. 1064 ГК РФ и который открывает гл. 59 ГК РФ, посвященная обязательствам вследствие причинения вреда. Данный принцип означает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Этот принцип закреплен в законодательстве зарубежных стран романо-германского типа правовых систем. Так, ст. 1382 Гражданского кодекса Франции предусмотрено, что какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба. Данный основополагающий принцип обусловливает все последующие особенности, присущие деликтным отношениям. Этим принципом устанавливается, что потерпевший не должен доказывать ни противоправность действий причинителя вреда, ни его вину, т.е. действует презумпция виновности причинителя вреда. Кроме данного правила действует и ряд специальных норм, раскрывающих данный принцип и регулирующих исключительные ситуации, связанные с возможностью причинения вреда или фактом сто причинения.

Объектом деликтного обязательства может быть имущество гражданина или юридического лица, публично-правового образования, жизнь и здоровье (в том числе и психическое) гражданина, природные объекты [3] .

Субъектами деликтных обязательств выступают причинитель вреда и потерпевший. Потерпевшим может быть любой субъект гражданских прав вне зависимости от степени дееспособности, возраста, пола, национальности, гражданства или правового статуса. Однако в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Правовой статус субъекта, выступающего в роли причинителя вреда, в отличие от статуса потерпевшего имеет существенное значение для определения содержания деликтных отношений и особенностей возмещения вреда [4] . Деликтные обязательства, в которых участвует особый субъект или присутствуют особые обстоятельства, влияющие на исход дела, можно назвать специальными деликтами. Например, к числу последних относятся случаи причинения вреда в результате прекращения юридического лица. Возмещение вреда в случае прекращения юридического лица предусмотрено в ст. 1093 ГК РФ. Оно отличается тем, что обязанность возмещения вреда такого лица будет нести правопреемник (в случае реорганизации) или Фонд социального страхования РФ (в случае ликвидации). В случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

Порядок внесения в Фонд социального страхования РФ капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний утвержден постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. № 863.

Читать еще:  Куда жаловаться на действия судебных приставов

К специальным деликтам также относятся причинение вреда в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Необходимой обороной признаются действия лица при защите своей личности и своих прав или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия [5] . В случае если вред был причинен при таких обстоятельствах, он не подлежит возмещению, если не нарушены пределы необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ).

Мерами крайней необходимости признаются меры, применяемые для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Причинение вреда в обстоятельствах крайней необходимости подлежит возмещению согласно ст. 1067 ГК РФ. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред [6] .

Содержание деликтного обязательства составляют обязанность причинителя вреда возместить его и право потерпевшего на компенсацию вреда, причиненного его личности или имуществу [7] .

Обязанность возместить вред в основном ложится на лицо, его причинившее, но в некоторых случаях она может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Примером последнего могут служить деликты с участием недееспособных и несовершеннолетних, предусмотренные ст. 1073-1076 ГК РФ.

Во-первых, если в роли причинителя вреда выступает малолетний (несовершеннолетний в возрасте до 14 лет), то за вред, причиненный им, отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК РФ), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине (ст. 1073 ГК РФ).

За малолетнего ребенка несут ответственность также родители, лишенные родительских прав, в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, и если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

Во-вторых, если малолетний причинил вред в то время, когда он временно находился в школе, больнице или в другой организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Следует обратить внимание на то, что если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, отвечающие за вред, нанесенный малолетним, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

В-третьих, в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. За детей-сирот вред обязана возместить организация, в которой они находятся на попечении.

В-четвертых, вред, причиненный недееспособным гражданином, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность опекуна или организации, обязанной осуществлять надзор, по возмещению вреда, причиненного гражданином, признанным недееспособным, не прекращается в случае последующего признания его дееспособным. Если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Лицо, причинившее вред, также освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях.

Согласно п. 31 постановления Пленума Верховного Суда от 26 января 2020 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» с причинителя вреда подлежат взысканию расходы, понесенные в связи с повреждением здоровья (расходы по уходу за потерпевшим, на его дополнительное питание, протезирование, санаторно-курортное лечение и другие фактически понесенные в связи с увечьем расходы, и которых нуждался потерпевший).

По достижении малолетним потерпевшим возраста 14 лет, а также в случае причинения вреда несовершенно-летнему и возрасте от 14 до 18 лет, не имеющему заработка (дохода), у них возникает право на возмещение вреда, связанного с утратой или уменьшением трудоспособности, исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

По смыслу п. 4 ст. 1087 ГК РФ несовершеннолетний, получивший повреждение здоровья до начала трудовой деятельности, вправе требовать увеличения размера возмещения вреда в соответствии с полученной квалификацией. В связи с этим судам надлежит иметь в виду, что, поскольку ограничения по неоднократному увеличению размера возмещения названной нормой не установлено, в случае дальнейшего повышения потерпевшим своей квалификации (например, после окончания учреждения среднего или высшего профессионального образования и т.п.) он вправе требовать увеличения размера возмещения вреда. Размер возмещения вреда в указанном случае определяется с учетом фактически получаемого заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой должности, или заработка работника той же квалификации по месту работы потерпевшего.

Таким образом, для возникновения деликтного обязательства необходимо наличие факта причинения вреда. Наличие вины не обязательно, но она презюмируется, и если причинитель вреда докажет, что его вины в причинении вреда не было, то вред возмещается не во всех случаях, а только в предусмотренных законом. Деликтное обязательство представляет собой гражданско-правовое отношение, в силу которого лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица, обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а потерпевший вправе требовать от причинителя вреда полного его возмещения.

  • [1]Сокрутова Т. Ю. Сравнение деликтных обязательств в римском, гражданском и международном частном праве // Вестник СГЛП. 2009. № 1. С. 86.
  • [2]Галай Ю. Г. Римское частное право : курс лекций. 2-е изд., испр. Н. Новгород : Нижегородская правовая академия, 2002. С. 62.
  • [3]Мухина И. Д. Гражданско-правовые деликты в сфере природопользования : автореф. дис. канд. торил, наук. Краснодар. 2004.
  • [4] Об этих особенностях более подробно в § 2—4 настоящей главы.
  • [5]Гаршин В. Г., Высоцкая Н. Л. Необходимая оборона // Российская юстиция. 2006. № 3.
  • [6]Филимонов Д. А. Гражданско-правовое регулирование возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости : автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 3.
  • [7]Воробьев В. А. Право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, по законодательству Российской Федерации (гражданско-правовой аспект): автореф. дис. канд. юрид. наук. Мм 2008. С. 4.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector