0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

ВС не вернул мантию судье, который нарушил тайну совещательной комнаты

Судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты при рассмотрении уголовного дела. На заседании Дисциплинарной коллегии Верховного суда он и глава региональной квалифколлегии поспорили о тяжести такого проступка и обоснованности столь сурового наказания за него.

Успешную судейскую карьеру прервало дело бойца без правил

Денис Игнатьичев после окончания юрфака устроился на работу в прокуратуру еще в 2004 году. В дальнейшем он перебрался в Следственный комитет, где к 2020 году дослужился до заместителя руководителя следственного отдела следственного управления этого ведомства по г. Арсеньеву. В 2020 году началась уже судейская карьера Игнатьичева, тогда его назначили судьей Ленинского районного суда Владивостока. Несколько лет бывший следователь рассматривал и гражданские, и уголовные дела без особых нареканий. Успешную работу «нарушило» дело чемпиона мира по боям без правил Багамы Никабагамаева. Спортсмен подозревался в вымогательстве у владивостокского бизнесмена 6 млн руб. (дело № 1-13/2016 (1-39/2015; 1-454/2014). Судья затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет (с 2020 года).

А затем судья нарушил тайну совещательной комнаты, из-за чего приговор отменили (сейчас дело разбирают заново – дело № 1-252/2017). Нарушение обнаружил один из адвокатов спортсмена. Он изучил данные ГАС «Правосудие» и увидел, что судья якобы изготовил два акта по гражданскому и административному спорам, пока находился в совещательной комнате по делу Никабагамаева.

Апелляция согласилась с защитниками, что Игнатьичев нарушил тайну, о чем вынесла частное определение на судью. На основании этого решения председатель Приморского краевого суда Александр Хижинский написал в местную ККС представление с требованием лишить полномочий судью Ленинского райсуда Владивостока.

ККС и ВККС посчитали действия судьи серьезным нарушением

На заседании региональной квалифколлегии Игнатьичев не признал за собой вины. Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавил, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу (например, административное дело было просто передано по подсудности).

Читать еще:  Как не платить исполнительский сбор судебных приставов

По мнению Игнатьичева, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет. Однако местная ККС не прислушалась к доводам Игнатьичева и лишила его полномочий летом 2020 года. Квалифколлегия приморского края поставила судье в вину еще ряд нарушений: Игнатьичев вовремя не выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. По словам самого судьи, задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу.

Игнатьичев не согласился с решением местной ККС и попытался вернуть себе мантию в ВККС осенью этого года, но безуспешно (см. «ВККС оставила без мантии судью, который продержал подсудимого в СИЗО больше трех лет»).

В ВС обсудили причины длительного рассмотрения уголовного дела

Тогда Игнатьичев обратился в Дисциплинарную коллегию Верховного суда с жалобой на акты ККС и ВККС. На заседании ДК большая часть обсуждаемых вопросов касалась дела Никабагамаева.

– Вы все же нам скажите, почему это уголовное дело так долго рассматривали? – поинтересовался председательствующий Владимир Боровиков у заявителя жалобы.

Игнатьичев в ответ назвал целый ряд факторов, который повлиял на то, что разбирательство затянулось. Во-первых, он отметил, что в его производстве дело находилось всего два года: с сентября 2014-го по октябрь 2016-го. Среди других причин заявитель жалобы выделил: 1) значительное количество свидетелей (около 30) по делу Никабагамаева, которых допрашивали на судебных заседаниях; 2) замена защитников у обвиняемого; 3) болезнь спортсмена, из-за которой тоже пришлось откладывать рассмотрение дела; 4) самое главное – нагрузка на судью, которому одновременно приходилось рассматривать все категории разбирательств: уголовные, гражданские и административные. Игнатьичев отметил, что весной 2020 года адвокаты Никабагамаева обратились с ходатайством об ускорении процесса их подзащитного, но глава Ленинского райсуда Владивостока отказал в этой просьбе.

На заседании ВС Игнатьичев утверждал, что и тайну совещательной комнаты он не нарушил, повторив, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Могу поклясться на Конституции, что эти решения я выносил в другие даты, заверил Игнатьичев.

В то же время председательствующий Боровиков пытался добиться у главы ККС Приморского края Елены Демидовой ответа на вопрос: «В чем выражается дисциплинарный проступок Игнатьичева?».

Демидова пояснила, что их бывший коллега нарушил закон: «Он сорвал разумный срок рассмотрения дела, что привело к длительному содержанию под стражей обвиняемого и нарушило тайну совещательной комнаты».

Показатели судьи и прения сторон

На заседании ДК обсудили и показатели работы заявителя жалобы. Председатель региональной ККС обратила внимание на 39% отмен в 2020 году у Игнатьичева. Судья объяснил такую цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время поменял.

– Причины отмен могут быть разные, вы вообще анализировали их, почему так произошло? – поинтересовался у Демидовой судья ВС Вячеслав Кириллов.

– Нет, – ответила представитель ответчика.

– Так все же, в чем вина Игнатьичева? – продолжил расспрос судья ВС.

– Он изготовил решения по другим делам, находясь в совещательной комнате, – повторила глава региональной квалифколлегии.

– Чем вы это можете подтвердить? – уточнил Кириллов.

– Технического исследования этих обстоятельств мы не проводили, – сказала Демидова.

В судебных прениях Игнатьичев продолжил настаивать на том, что лишение полномочий – слишком жесткое наказание за те действия, которые ставят ему в вину. Он добавил, что качество рассмотрения дел у него в первой половине 2020 года – 83%, что выше средних показателей по региону. А Демидова в ответ заявила, что проступок их бывшего коллеги носил исключительный характер, выводы ККС с ВККС обоснованы. Представители Высшей квалифколлегии тоже попросили отказать Игнатьичеву в удовлетворении жалобы.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила итоговое решение: в удовлетворении жалобы отказать. Таким образом, Игнатьичеву не вернули мантию.

Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты. Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части.

Вы точно человек?

Судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты при рассмотрении уголовного дела.

Денис Игнатьичев после окончания юрфака устроился на работу в прокуратуру еще в году. В дальнейшем он перебрался в Следственный комитет, где к году дослужился до заместителя руководителя следственного отдела следственного управления этого ведомства по г.

Несколько лет бывший следователь рассматривал и гражданские, и уголовные дела без особых нареканий. Судья затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет с года.

Нарушение обнаружил один из адвокатов спортсмена. Апелляция согласилась с защитниками, что Игнатьичев нарушил тайну, о чем вынесла частное определение на судью. На заседании региональной квалифколлегии Игнатьичев не признал за собой вины.

Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавил, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу например, административное дело было просто передано по подсудности. По мнению Игнатьичева, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет.

Однако местная ККС не прислушалась к доводам Игнатьичева и лишила его полномочий летом года. Квалифколлегия приморского края поставила судье в вину еще ряд нарушений: Игнатьичев вовремя не выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. По словам самого судьи, задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу.

На заседании ДК большая часть обсуждаемых вопросов касалась дела Никабагамаева. Игнатьичев в ответ назвал целый ряд факторов, который повлиял на то, что разбирательство затянулось.

Во-первых, он отметил, что в его производстве дело находилось всего два года: с сентября го по октябрь го. На заседании ВС Игнатьичев утверждал, что и тайну совещательной комнаты он не нарушил, повторив, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Могу поклясться на Конституции, что эти решения я выносил в другие даты, заверил Игнатьичев.

На заседании ДК обсудили и показатели работы заявителя жалобы. Судья объяснил такую цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время поменял. В судебных прениях Игнатьичев продолжил настаивать на том, что лишение полномочий — слишком жесткое наказание за те действия, которые ставят ему в вину. Представители Высшей квалифколлегии тоже попросили отказать Игнатьичеву в удовлетворении жалобы.

Таким образом, Игнатьичеву не вернули мантию. Новости 15 ноября , Фото Право.

Тайна совещательной комнаты

Пункт 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает для кассационной инстанции основание отмены решения суда первой инстанции в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей (но никак не о тайне совещательной комнаты). И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя: — во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания; — во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства; — в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты. Глава 15 ГПК РФ дает нам понятие судебного разбирательства.

Читать еще:  Срок получения исполнительного листа по гражданскому делу

Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты

Споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда очень остро. Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Определении указала, что судьей нарушена тайна совещательной комнаты, и в частности допущено нарушение непрерывности судебного разбирательства ст.

Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября г. Как видим, единого понимания тайны совещательной комнаты нет. И это неудивительно. В теории, мы знаем, понятие тайны совещательной комнаты есть. О нарушении тайны совещательной комнаты говорится и в обзоре. Гражданско-процессуальный кодекс такого понятия не содержит. Статьи , ГПК РФ гласят о том, что суд удаляется в совещательную комнату и решение принимается в совещательной комнате.

Пункт 8 ч. И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя: – во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания; – во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства; – в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты.

Судебное разбирательство включает в себя сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел ст. Статья ГПК определяет: ” Судебное заседание открывает председательствующий ст. Заканчивается судебное заседание моментом удаления суда в совещательную комнату ст.

И таким образом, следует однозначный вывод о том, что понятие судебного разбирательства шире понятия судебного заседания. Судебное разбирательство включает в себя судебное заседание. И если мы посмотрим ч. Законодатель определил непрерывность для судебного заседания и прямо запретил суду рассматривать в одном судебном заседании несколько дел сразу.

В то же время законодатель не определял непрерывности судебного разбирательства касающейся решения суда. Напротив, законодатель разрешает отложение разбирательства дела в случаях, указанных в законе ст. Как показывает практика нашего суда, судьи не допускают нарушений ст. А вот с соблюдением непрерывности тайны совещательной комнаты получается парадокс. Суд судья провел судебное заседание в соответствии с требованиями процессуального закона – непрерывно, других дел не рассматривал, объявил об окончании судебного заседания, удалился в совещательную комнату для принятия решения.

После объявления решения решение вдруг отменяется вследствие нарушения непрерывности судебного разбирательства и, в частности, нарушения тайны совещательной комнаты. Хотя решение суда к судебному заседанию не относится. Понятие решения суда, порядок его принятия и другие вопросы, связанные с решением суда, регламентированы главой 16 ГПК РФ.

Данная глава не содержит понятия непрерывности принятия решения суда. Статья ГПК РФ предусматривает лишь некоторые правила для суда, принимающего решение в совещательной комнате. Эти правила невелики: в совещательной комнате должен находиться только судья, рассматривающий дело, присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается.

Каких-либо других требований в отношении суда судьи , принимающего решение суда, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено.

И поскольку законодатель не предусмотрел иных запретительных мер при принятии решения суда и нахождении суда в совещательной комнате, то почему судья не может взять себе время для отдыха?

Обратимся к той же ст. Законодатель, понимая, что судебное заседание может проводиться довольно долго, предусмотрел время на отдых, то есть разрешил судье прерывать судебное заседание. Для принятия решения суда тоже иногда требуется длительное время. И резолютивную часть не всегда сразу может объявить судья. Если мы ее внимательно посмотрим и почитаем, то увидим, что она несет в себе как бы две части: первая имеет обязательный характер, вторая – факультативный, дополнительный.

Решение должно приниматься немедленно после разбирательства дела, да, спора нет. А вот отложение составления мотивированного решения на срок не более пяти суток – это право судьи, а не обязанность.

И в данном случае законодатель предусмотрел одну обязанность суда судьи – в случае взятия времени на составление мотивированного решения обязательное оглашение резолютивной части решения в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Разбирательство дела заканчивается объявлением решения суда ст. Законодатель, предусмотрев указанные ограничения, на мой взгляд, преследовал одну цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел.

Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части. Удаляясь в совещательную комнату для принятия решения суда, судья не всегда сразу готов написать и объявить резолютивную часть решения.

Судье иногда необходимо определенное время на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени. Нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье – поспешно ее выносить.

Этого, на мой взгляд, не требует и гражданско-процессуальное законодательство. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна – это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещания судей. Объявление решения суда происходит после проведения судебного заседания время отдыха исключается, как это и предусмотрено ст. В ночное время судья разбирательством дела не занимается.

Решение суда – это отдельная самостоятельная стадия процесса, и она не входит в стадию судебного разбирательства. Поэтому нет смысла говорить о нарушении непрерывности судебного разбирательства. Трактовка практиками тайны совещания судей в свете ст. Тайна совещания судей четко изложена в ст. Часть 2 данной статьи гласит: “По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты”.

Интересная ситуация складывается: судья, рассматривающий уголовное дело, удалившийся в совещательную комнату для постановления приговора, может взять время на сон, он же, рассматривающий гражданское дело, удалившийся в ту же совещательную комнату, этим правом воспользоваться не может.

Утверждение о том, что Гражданский процессуальный кодекс не предусматривает перерывы на отдых, неубедительно: как я уже выше указывал, Кодекс этого не запрещает, а что не запрещено законом, то разрешено. Хотелось бы услышать мнение своих коллег по этому вопросу. Арбитражный и гражданский процесс, , N 7. Мосбиржа допустит к валютным торгам физлиц В III квартале индекс деловой активности МСБ снизился Страховое сообщество теряет участников Ипотечные заемщики не спешат идти на каникулы В октябре российский авторынок продемонстрировал нисходящую динамику.

Главное Документы Эксперты. Миллениалы будут зарабатывать меньше предшественников и умирать раньше них 8 ноября в Общество. В октябре российский авторынок продемонстрировал нисходящую динамику 8 ноября в Транспорт. Отмена торговых пошлин снизит риск рецессии 8 ноября в Финансовые рынки.

В системе быстрых платежей будет запущен сервис подписки 8 ноября в Экономика. Проект закона о признании физлиц иностранными агентами примут к концу года 8 ноября в Право. Призрак окончания торговой войны вызвал замешательство на мировых рынках 8 ноября в Финансовые рынки.

Ипотечные заемщики не спешат идти на каникулы 7 ноября в Ипотека. Мосбиржа допустит к валютным торгам физлиц 7 ноября в Финансовые рынки. В Минстрое пояснили, что программа капремонта ветхих домов не увеличит размер квартплаты 7 ноября в Жилая недвижимость. Популярные документы. АПК РФ. СК РФ. УИК РФ. Закон о Полиции. Закон об Оружии.

Читать еще:  Куда жаловаться на службу судебных приставов

Закон о Рекламе. Подписаться письмом.

Законодательное регулирование

Постановление приговора в совещательной комнате закрепляется в статье 298 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). В комнате могут находиться исключительно судьи, которые входят в состав по конкретному рассматриваемому делу.

Ни одно постороннее лицо (даже сотрудник аппарата суда) не имеет права находиться в помещении, принимать какое-либо участие в обсуждении, чтобы не мешать принятию решения, руководствуясь исключительно внутренним убеждением и нормами закона. Это и составляет тайну совещания судей.

Для соблюдения судейской тайны создаются специальные условия: в помещении отсутствуют телефоны и вообще какие-либо средства связи, один вход, изоляция от зала судебного заседания и иных помещений.

К сожалению, выполнение всех указанных условий зачастую затруднительно, так как в здании суда, например, попросту отсутствуют изолированные комнаты. Тогда допускается проведение совещания в кабинете судьи.

В таком случае судья просит удалиться всех участников процесса до момента вынесения решения (приговора).

Примечание. Если сторона по делу подает апелляционную жалобу в суд вышестоящей инстанции на нарушение ст. 298 УПК РФ, то она, скорее всего, будет отклонена, так как законность и справедливость выносимого решения связано с отсутствием в помещении лиц, способных оказать влияние на судью, а не с типом помещения. При этом наличие в комнате средств связи по неясным причинам во внимание не берется.

Ограничения относятся не только к окружающим, но и к самим судьям, так как они также не имеют права разглашать сведения и информацию, обсуждаемую в совещательной комнате.

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

В марте 2020 года Гарант (www.garant.ru) поставил передо мной ряд вопросов, касающихся соблюдения тайны совещания судей. В результате получился материал, который я решил разместить в своем блоге.

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector